Огонь под пеплом

Автор Галина Сохнова

ОГОНЬ ПОД ПЕПЛОМ

«… Несколько лет назад уехала я из городка, в котором выросла. Но однажды стало понятно, что жизнь здесь сказала все, что следовало сказать, научила всему, чему следовало поучить. Миропоглощение как-то разом сменилось на пристальную наблюдательность, возникла мечта стучать в двери большого мира и искать достойное «место под солнцем».

А искать его, тогда я была убеждена в этом, можно только в другой стране. Три раза по туристическим путевкам ездила в соседнюю северную страну. Юношеские романтические представления о жизни быстро встали «с головы на ноги». А потом случился роман. Огромный город, малознакомый язык и чуждая среда потребовали на ходу вписываться в иную шкалу ценностей.
И вот, когда все, чего хотелось достичь, достигнуто, неожиданно, все чаще, подступала непреодолимая тоска. По ночам стал наводить ужас одного и того же сюжета, будто кого-то я… предала. Подробностей предательства не предъявлялось, но просто и ясно мне давали понять: совершено преступление, и это доподлинно известно.
В реальной жизни я никого не предавала. Покинула родину? Но ведь обстоятельства были! А сюжет повторялся и повторялся… Промучавшись несколько месяцев, принимаю решение ехать туда, откуда в юности с легким сердцем вырвалась.
И вот я в России… Родной городишка за годы моего отсутствия постарел, осунулся… Показался более убогим, чем до отъезда.
Но ответ на мучивший вопрос пришел. Или вынесен…
На какое-то мгновение моя спутница замолчала. Потом выдохнула:
«Вынесен… ПРИГОВОР?».
…На войне нередки лобовые атаки, в мирной жизни случаются лобовые встречи . Какой эффект!
-Ну, здравствуй! Когда приехала?
В незнакомце узнаю бывшего мальчишку-ровесника, с которым связано… Много чего было связано у нас с ним в юности! Совместные выступления в клубах и домах культуры, на разных сценах. Он был талантливым музыкантом, сочинял музыку, а я – начинающая певица. Мы были влюблены: я – в его музыку, он – в мой голос, и оба – друг в друга. После репетиций и концертов подолгу гуляли по утопающему в зелени городку. Никаких обещаний друг другу мы не давали, в верности не клялись, но и без слов было ясно: нас ничто не разлучит. Тогда так казалось. Однако случилось…
Он уехал в армию, а в моей жизни образовался вакуум, пустота… Подруга уговорила сменить обстановку, съездить на отдых за границу. Там и познакомилась я с другим музыкантом. Роман был настолько захватывающим , что забыла я про все на свете.
Правда, какое-то время, по привычке, писала письма в армию. В ответ было молчание. Кто-то из друзей, видно, сообщил о моем романе. Вскоре из армии на мое имя родителям пришла бандероль с нашими (прошлыми) фотографиями и письмами. Мама отправила ее в огонь. Посчитала, что так будет лучше. Но ведь известно… рукописи не горят»…
***
….Поезд остановился, началась проверка документов, и собеседница ушла в соседнее купе. Я решила, что печальная эта исповедь завершилась, но вскоре русская иностранка вновь постучала в дверь моего купе.
Говорить на родном языке женщина не разучилась, хотя уже давно живет в другой стране ,однако русская речь звучала с акцентом, в нее то и дело вторгались финские и английские слова. Она торопилась, видно выговориться было необходимо. Монолог продолжился.
ВОЗВРАЩАТЬСЯ – ПЛОХАЯ ПРИМЕТА?
«… При неожиданной встрече, я задала ему первый, пришедший в голову, нелепый вопрос:
— Музыка стала твоей профессией?
Несколько минут он вглядывался, будто вчитывался в мое лицо. Наконец, сдавленно произнес: «Своих детей я назвал твоим именем и именем вашего сына».
-Зачем? – удивилась я.
Он молчал. И я переспросила: «Зачем?»
Неожиданно он резко развернулся и… стремительно ушел. А у меня перехватило дыхание… Я не смогла позвать его, закричать…
***
… У красивой женщины возникла на лице извиняющая улыбка, а из глаз, по щекам, заструились два ручейка. Сморщилось личико, улетучилась мишура. Не оглядываясь больше по сторонам, она громко сообщила: «Я убила любовь, по-ни-ма-ешь?!». С этим жить невозможно!
Вспомнился случай. Однажды осенью мы с моим музыкантом, под вечер, решили покататься по озеру. Он взял моторную лодку отца и мы рванули… Заплыли далеко от берега. Неожиданно поднялся сильный ветер, а он на Ладоге свирепый, непредсказуемый. Внезапно заглох мотор. Волны били моторку наотмашь, кидали в пучину и вновь поднимали на высоту волны, а у нас в лодке почему-то оказалось только одно весло. Нас мотало и крутило, и относило все дальше и дальше от берега. Выровнять ход не удавалось, а очередная волна, наконец, вырвала из его рук и эту «соломинку».
Сумерки надвигались стремительно. Вода стала ледяной… Отчаяние зашкаливало. Я расстегнула браслет часов и зачем-то выбросила их в воду. Через какое-то время, которое казалось вечностью, внезапно, как и начался, ветер стих. Мой капитан безрезультатно дергал шнур, пытаясь завести мотор. Я кричала на него, называла бездарью… Он пересел на нос лодки и замолчал. Лодка стояла, как вкопанная.
От безысходности… я запела. Сколько пела, не помню. Время словно остановилось. А когда голос «сел», сильно дернула шнур. И произошло чудо: мотор «взревел»!
На берег мы сошли ночью… Он обнял меня, а я, что было силы, ударила его по лицу. На «деревянных» ногах, окоченевшая, осипшая, оглохшая, зареванная шла домой. Одна.
… В конце августа мой музыкант позвонил, сказал, что вступительные экзамены в консерваторию сдал, но решил идти в армию. Попросил встретиться. На вокзал я пришла. Увидела его, потерянного … Сердце зашлось! Мы обнимались на перроне, не стесняясь никого… Прощались?
А ведь любила, очень любила его…
…Позднее, в Библии, в Откровении свт. Иоанна Богослова прочла: «Но имею против тебя то, что ты оставил первую любовь свою».
P.S. Эта запись предназначена для частного использования. Публикация и распространение возможны только с указанием авторства. Автор текста Галина Сохнова

Please follow and like us:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *