Любящая семья!

Иногда любовь – не просто слова. Но это был не тот случай…

Перед Анжеликой Селивановой стояла нешуточная задача. С одной стороны – впечатлить мать своим желанием поехать в Москву учиться на актрису. С другой — подспудно убедить родительницу в том, что будущую выпускницу отпускать туда нельзя. Сложная задачка, но результат того стоил.
— Как же ты будешь жить одна? – Качала головой Вера Владимировна, — готовить не умеешь, стиркой никогда не занималась.
— Ой, суп сварить и картошку пожарить мне по силам, — отмахнулась девушка, — а вещи в прачечную буду сдавать. Мам, я уже квартиру присмотрела, мы поедем вместе с Любой и Светой из нашего класса, будем на троих снимать.
Женщина закашлялась. Она и помыслить не могла, что у дочери и её подруг все зашло так далеко. Подумать только, они уже и жилье присмотрели!
— Ты уже выбрала, что будешь читать на экзамене?
— Да, монолог Джульетты! Ромео, как мне жаль, что ты Ромео! Отринь отца да имя измени… — охотно продекламировала юная лицедейка.
— Доченька, ты понимаешь, что для поступления в такой институт одного таланта мало? Нужны еще связи, которых у нас с твоим отцом просто нет, — начала Вера Владимировна. Про себя женщина подумала, что актерского дара у ребенка тоже, увы, не наблюдается.
— Мама, а ты знаешь, сколько звезд приехали из провинции, и их все-таки взяли без всяких взяток и протекций? Почитай!
— Кто же тебе правду, расскажет, глупышка? – вздохнула Селиванова-старшая, — к тому же, ты у меня миленькая, конечно, но вот ушки-лопоушки у тебя от папы, а носик бабушкин, выдающийся…
Анжелике не пришлось даже изображать обиду. Как и любая другая семнадцатилетняя девушка, она желала быть самой-самой, а тут родная мать опускает с небес на землю! Носик (кстати, очень симпатичный, только немного крупноватый) сморщился, а глаза заморгали от подступающих слезинок.
— Я…некрасивая? – выдавила она.
— Ты – хорошенькая и симпатичная, — твердо ответила Вера Владимировна. Все-таки ей надо было лишь удержать дочь дома, а не поселить в ней комплекс неполноценности. – Но же сама видела в кино – на главные роли берут актрис с кукольной внешностью. Другие, часто даже более талантливые, из года в год довольствуются вторыми ролями. Ты этого хочешь? Или пластику собралась делать?
— А вот и сделаю! – воинственно выкрикнула Лика, решившая взять реванш за «ушки и носик», — я не боюсь!
— А вот я за тебя – очень, — тут мать не лукавила, — солнышко, еще не поздно, может, ты задумаешься о другой специальности? У нас в городе неплохой медицинский институт, у меня там есть знакомые… Если тебе уж так важна сцена – пойди в театральный кружок! Подумай хорошенько – может, стоит остаться там, где у тебя есть дом, своя комната, друзья, любящая семья?
— Мам, я даже и не знаю… — протянула Лика, приняв задумчивый вид, — знаешь, тут есть мальчик…В общем, мне бы не хотелось от него уезжать… Но он обращает внимание только на ярких и красивых девчонок, а я…
— И ты только поэтому решила стать актрисой? – Хмыкнула мать, — все гораздо проще. Мы пойдем вместе в магазин, или дам тебе денег – купишь, что захочешь. Сделаешь модную стрижку. А через год, если поступишь в медицинский и будешь хорошо учиться, уговорю папу купить тебе машину. Новую не обещаю, но…
— Спасибо, мама! – счастливая девица повисла на шее у матери, колотя ногами по воздуху словно маленький ребенок.
Юной манипуляторше и самой не особо хотелось ехать в далекую и неуютную Москву, но уж очень хорошая была эта тема как метод давления на мать. Раньше, когда Анжелика заводила подобные разговоры, все заканчивалось выдачей денег. Девица и не надеялась на такой сногсшибательный результат. Машина! Вау!
Анжелика искренне считала, что разбирается в мотивах, движущих её матерью. Наверняка, та, как и родительницы её подруг, ужасно боится выпустить дочь из-под крылышка, считает её маленьким ребенком. Вот смех!
На самом деле, все было не столь однозначно. Вера Владимировна боялась не столько отпустить от себя дочь, сколько потерять мужа.
Восемнадцать лет назад Вера влюбилась в Андрея как кошка. Парню льстило такое внимание, но он никак не выделял девушку среди других поклонниц. Не воспылал он к ней нежными чувствами и после новогодней ночи, проведенной в одной компании. Андрей не отрицал, что спиртное сыграло с ним дурную шутку и готов был признать себя отцом ребенка, но жениться на нелюбимой и не нужной девице? Увольте!
Вера не сделась. Она явилась к родителям Андрея и предъявила растущий живот. В результате парень не побежал – полетел под венец с ускорением в виде крепкой оплеухи и грозного напутствия от свёкра.
Движимая народной мудростью «стерпится – слюбится», женщина принялась налаживать быт. Так, вкусная еда, чистая квартира, выглаженные вещи и супруга, которая оказалась прекрасной хозяйкой дома и спутницей в любой компании если не полностью заменили Андрею свободу, то хотя бы сделали расставание с ней менее болезненным.
А дочь Селиванов полюбил. Она не раздражала его малышкой, когда часто болела и кричала. Андрей по собственной инициативе вставал ночью к кроватке, позволяя поспать измученной Вере. С трехлетней Ликой отец мог возиться часами, читая ей книжки или помогая мастерить кукольный домик.
Продвинувшись по карьерной лестнице и получив пост в городской администрации, Андрей все меньше времени проводил дома. Тем не менее, ухитрялся найти возможность сводить любимую дочурку в кино или в цирк.
А затем к Андрею пришла любовь. То ли это было чувство, о котором пишут в книгах и снимают фильмы – неизвестно. Но оно было достаточно сильным, чтобы мужчина принял решение уйти из семьи. Он объявил о своем решении Вере и подбирал слова, чтобы объяснить ситуацию дочери. Увы, но в это же самое время у тринадцатилетней Анжелики наступил переходный возраст.
Пока ребенок «искал себя», родители вместе с милицией искали ребенка. Лика хамила взрослым, встречалась с мальчиком старше её, и они вместе попытались сбежать из дома.
Вера умоляла Андрея не уходить, говорила, что развод только усугубит проблемы с дочерью. Муж не мог не согласиться. Андрей действительно очень любил Лику и жалел супругу. Он остался.
И вот теперь, хотя Андрей всегда возвращался домой ночевать, внимательно относился к нуждам семьи и не заводил речи о разводе, Вера подозревала, что у мужа кто-то есть. И лишь присутствие дочери удерживает его от ухода. А если Лика уедет в другой город и начнет самостоятельную жизнь? Андрей тут же почувствует себя свободным от морального обязательства играть роль примерного отца семейства.
Нельзя сказать, чтобы Вера любила мужа так же сильно, как и в первые годы брака. Её чувство остудило вежливое равнодушие, а затем и вовсе погасили раздражающие привычки супруга. Вся жизнь по расписанию, протокольные мероприятия, званые обеды и ужины, где обязательно нужно было мучиться на каблуках и сверкать приклеенной улыбкой!
Сиять улыбкой и эффектно щеголять на каблуках Вера умела, но не любила. Женщина боялась признаться самой себе, что больше всего на свете ей хочется бросить налаженный быт и уехать путешествовать. Мир так огромен и прекрасен! Неужели она проживет жизнь, не увидев снегов Аляски, норвержких водопадов или азиатских пустынь?
Такие мысли вспыхивали в голове Веры, приводили душу в смятение, а затем отступали под гнетом рутины и страхов. Куда как больше, чем не увидеть мир, женщину страшило стать «разведенкой».
В их научном институте на разведенных женщин смотрели со смесью жалости и презрения – мол, если не смогла удержать мужика, какая ты после этого женщина? Замужние подруги меняли теплое отношение на вежливое отчуждение – а нука «несчастная брошенка» решит выйти на охоту?
Вера не знала, какое отношение к разведеным в других местах или городах, но проверять боялась. Тем более, и её родители, и старшие сестры уже много лет имеют крепкие браки. Нет, она не станет паршивой овцой в семье. Не потеряет авторитет и уважение хранительницы домашнего очага. Не отпустит Андрея, даже если для этого придется навсегда оставить Анжелику в родительском доме. Ну а что? Сейчас дочери часто приводят зятьев к родителям, и внуков звесь рожают…
— Здравствуй, дорогой! Ты придешь сегодня пораньше? У нас праздничный ужин, — радостно проворковала женщина в телефонную трубку, — Наша доченька, наконец, определилась со своим будущим. Она остается с нами и поступает в медицинский!
— Понял, скоро буду, — весело ответил Андрей, — целую!
— И я тебя тоже люблю, — Вера не смогла сдержать легкую насмешку.
А вот голос Андрея прозвучал вполне искренне. Он начал по-своему нежно относиться к жене, зауважал её и оценил уют и спокойствие, которые супруга создала в доме.
— Кого это ты там целуешь? – Красивая темноволосая женщины гневно изогнула бровь, — я не пОняла.
— Я целую жену и мать моего ребенка, — спокойно ответил Андрей, — и не «пОняла», а «понялА». Следи за речью!
Красавицу звали Кристиной. Очаровательная официантка покорила сердце Андрея по контрасту с женой. Спокойная русоволосая Вера производила впечатление тем, что при кажущемся спокойствии и безмятежности всегда находила выход из трудной ситуации. При этом супруга была очень грамотна и могла поддержать разговор с любым собеседником. Темнокудрая эмоциональная Кристина была хороша как картинка. Андрей наслаждался романтическими встречами, но лишь посмеивался над надеждами красавицы стать законной мадам Селивановой. Не слишком грамотная, весьма недалекая и чрезмерно испульсивная особа никак не могла стать подходящей супругой для крупного чиновника.
В своих кругах Андрей был уважаем не только как специалист в своем деле, но и как обладатель крепкого тыла и любящей семьи.
— Все за стол!
Вера рассчитала стратегически верно, пригласив на ужин начальника мужа с супругой. Нужно при нем показать, насколько счастлива их семья, как сильно жена и дочь любят Андрея. Тогда ему будет еще труднее уйти.
— Ох, что-то спина начинает болеть. Старость – не радость, — шутливо проворчал глава семьи, садясь за стол.
Лика тут же бросилась к отцу:
— Папочка! Я стану врачом и вылечу тебя! Обещаю хорошо учиться и не прогуливать!
— А пока побереги себя, — заботливо произнесла Вера, поставив перед супругом изумительно пахнущую тарелку.
— Вот балда, я же тебе букет принес и оставил его в коридоре! – хлопнул себя по лбу Андрей, — дочь, принеси матери цветы и поставь в вазу.
— Конечно, папочка! Уже бегу!
Впрочем, Анжелика даже не бежала – летала по квартире, представляя новые платья, туфли, сумочки, и не за горами – машину!
Начальственная чета с умилением глядела на Лику и одобрительно качала головами.
— Как же приятно прийти в дом, где царит тепло и уважение! У вас настоящая любящая семья!
Закончился вечер. Гости уехали, хозяева наводили порядок, а проще говоря – убирали декорации.
— Я на улицу, вернусь не поздно! – крикнула Анжелика из прихожей и, не дожидаясь ответа, хлопнула дверью.
— Отдыхай, а я еще посмотрю телевизор, — произнесла Вера, проходя мимо Андрея и дежурно целуя его в щеку.
— Спасибо за ужин. Я почитаю и буду спать, — ответил Андрей, обдумывая завтрашние планы, о которых никогда не узнают его жена и дочь.
Каждый член дружной и любящей семьи погрузился в собственную жизнь.
P.S. Эта запись предназначена для частного использования. Публикация и распространение возможны только с указанием авторства. Автор текста и фото Ольга Гостюхина

Please follow and like us:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *